Brandenburg Concerto No.2 in F major, BWV 1047 (Complete Score)

Композитор: Reger Max
Инструменты: Solo: recorder, oboe ; trumpet (in F) ; violin
Orchestra: harpsichord ; 2 violins, viola, cellos, violone
Тональность: F major
Формат: PDF
Опус: BWV 1047
Загрузок: 1

Увлечение музыкальным миром нередко бывает столь сильным, что индивидуум начинает по-другому воспринимать окружающий мир, окунаясь полностью в прекрасную вселенную звуков. Порой мы видим, до какой степени могут увлекаться игрой джазовые музыканты. Когда джазовые музыканты начинают импровизировать, кажется, будто бы этот парень элементарно находится в трансе. Вообще-то, профессиональные джазмены, импровизируя, попросту отдают себя собственному подсознанию, а подсознание сразу же генерирует абсолютно гениальные композиции. Конечно, не всякий джазмен сумеет выключить свое подсознание играя, но эти удивительные люди в очередной раз доказывают, какая силища скрыта в обыкновенных нотках трубы, как только ноты сплетаются в волшебную мелодию. Действительно, непоколебимая мощь…

Задумывались ли вы, когда возникла музыка? Так, например, легенды говорят, будто мелодия подарена человечеству высшими силами, потому что наш мозг не сумел бы придумать такое чудо. Тем не менее, современные историки уверены, что музыка возникла еще при первобытно-общинном устройстве, лишь только наши предки увидели, что определенная последовательность звуков помогает детям уснуть, или созывать стадо скота. Видимо, самая первая музыка была не особо звучной. Первобытные пытались подражать звукам птиц и зверей, а ритмичность являлась главной в первобытных мелодиях. Даже сейчас у множества племен Земли ударные инструменты являются основным музыкальным инструментом в их необычных мотивах. Трудно говорить наверняка, тем не менее, вероятно, доисторическая музыка сегодня понравилась бы редким меломанам.

Необходимо отметить, что звуки музыки сопутствуют людям повсюду. В восемнадцатом столетии даже был придуман специальный звуковой язык. Основу слов для такого языка могли включать различные звуки и их выборки, поэтому, все фразы любой мог проиграть на каком-то инструменте. Как только была разработана основа, морфология дорабатывалась филологом и адептами еще сорок лет. Беседа на языке мелодий сулила являться чем-то довольно неординарным. Между тем, несмотря на некую неординарность, музыкальный язык казался людям чересчур тяжелым и скоро канул в Лету. В наше время особо не пробуют выдумать что-либо подобное, к тому же, с момента рождения, музыка прозрачна всем, и обыватели понимают ее безо всяких переводчиков.

С музыкой связано великое множество прекрасных сказаний. Одна из былин о чудесном спасении отважнейшим героем города Краков. В соответствии с мифом, завидев недалеко завоевателей, сторож стал наигрывать сигнал тревоги, но тут же вражеская стрела попала ему в грудь. Перед смертью, смелый трубач доиграл мелодию и свалился замертво. С того времени, часовой из Кракова, периодически раскатывающийся повсюду, прекращается в конце, в память о том самом часовом, который спас Краков от воинственных монголов. Конечно же, данная легенда вовсе не одна, стоит только припомнить барабанщиков, которые вели войско вперед. Музыка, действительно - великая мощь, но, в совокупности с храбрым сердцем, она сможет вести в любое битву миллионные армии.

Мы обычно не понимаем смысл музыки. Хотя, в совокупности нот иногда поболее смысла, чем в наиболее большом произведении, когда-то созданном людьми. Каким-то магическим способом гениальная музыка умеет показывать определенные сцены, и вслушиваясь в нее тонко чувствующая личность реалистично сможет представлять в сознании те мысли, что попробовал сказать композитор. Бесспорно, большей частью данную особенность мы можем относить только к классике, в которой использованы все созвучия нот. Сегодняшняя музыка намного проще. В наше время композиторы в основном пишут композиции, которые способны подзаработать больше денег. В эпоху Возрождения, великие авторы не помышляли о доходе, а элементарно переводили в звуки их размышления. Исключительно поэтому классическая музыка жива и сегодня.